21 июля 2017, пятница
Областные новости
19.07.2017
Министерство здравоохранения Пензенской области информирует население, что портал Пензадоктор по техническим причинам не работает.
18.07.2017
В Республике Татарстан продолжается прием заявок на участие в X Всероссийском открытом журналистском конкурсе «Многоликая Россия».
18.07.2017
Министерством экономики сформирован инвестиционный рейтинг органов местного самоуправления за ІI квартал 2017 года.

Реклама

 

Россельхозбанк

Общение

 


Бековский вестник в соцсетях.

 

Бековский вестник

Освещение новостей поселка Беково
и Бековского района.

добавить на Яндекс

 

 

Нормы ГТО

 

1 ступень

2 ступень

3 ступень

4 ступень

5 ступень

Наши друзья

 

"Организатор"  
"Сельская новь"  
"Каменская новь"  
"Сердобские новости"  
Серебряный город  

 

Афиша

 

 

Блог редактора

 

Как создать ТСЖ

Крым. Отдых.

Газета on-line

 

Календарь

Праздники России

Погода в Беково

Радио

 

Телепрограмма

Музей журналистики

06.04.2017

За романтикой на край света

Автор Наталья Чуланова.

Журналисты районной газеты "Бековский вестник" предложили землякам вспомнить романтику комсомольских строек. И бековчане откликнулись на призыв, рассказав о своем участии в строительстве БАМа.

Строительство БАМа стало символом романтики для поколения 70-80 - х годов прошлого века. Миллионы молодых людей ехали на восток не только «за туманом и за запахом тайги», но и для того, чтобы стать участниками строительства уникальной и необходимой для страны железной дороги, без которой освоение дальневосточных территорий не имело смысла.

Многие комсомольцы той поры и сегодня вспоминают о стройке века, как о лучшем периоде своей жизни. Я нашла бековчан-строителей БАМа и попросила их поделиться воспоминаниями.

О том, как всё начиналось в холодной тайге на северных берегах Байкала, рассказывают Нина Сергеевна Серебрякова, Маргарита Ивановна Демидова и Михаил Николаевич Горбачёв. Они хранят память о «всесоюзной ударной комсомольской» в своих сердцах.

Маргарита ДЕМИДОВА(крайняя слева) работала в пос. Гранитный старшей медицинской сестрой в детском саду.

- Молодёжь ехала сюда по комсомольским путёвкам или по приглашению руководителей строительных предприятий. Нас с мужем пригласили друзья. Предложение было заманчивым. Вновь прибывшие получали от государства «подъёмные» - два оклада и компенсацию за проезд к месту работы всем членам семьи. Многие ехали на БАМ, потому что знали, что работа гарантирована, и будет предоставлено жильё. Дом мы построили в 1974 году, а в 1980-ом поехали просто заработать денег. Зарплата на БАМе была хорошая, а отпуска длинные. Если не берёшь, к примеру, отпуск 2,5 года, то потом уезжаешь на отдых на полгода с чеком на новый автомобиль. Эти чеки как раз и были одним из главных мотиваторов для молодёжи. На один чек мы купили новенькие «Жигули» - 02, а другой использовали на реконструкцию жилья в Беково, когда, проработав 10 лет на БАМе, решили вернуться на родину.

Первым жильём строителей были палатки, но мы их уже не застали. К 1978 году людей начали переселять в вагончики, щитовые дома без удобств, бараки – своеобразные малосемейки, где всё общее - огород, дети и туалет на улице.

В одном из таких и жила наша семья: мы с мужем и двумя дочками. Чаще всего вагончики и дома даже не запирались на замки, в засов просто вставлялась палочка, чтобы показать, что хозяев нет дома.

Но все эти бытовые неудобства как-то скрадывала доброжелательная атмосфера, созданная приехавшими сюда людьми, она привязывала к этому суровому краю. Весной расцветал багульник, и казалось, будто всё покрывалось розовой дымкой. А красавцы кедры удивляли своей высотой и стройностью, вдобавок, нас окружали сопки.

В поселке Разлив, куда перебазировали наш 21 строительный отряд, я работала также в детском саду, но уже воспитателем, и ни разу не слышала грубости или претензий со стороны родителей, наоборот, прибегали за ребятишками после напряженного трудового дня радостные. Мы никогда не считались с тем, что приходилось задерживаться на работе в дни, когда происходили разные природные катаклизмы или ураганы, БАМовцам не всегда удавалось быстро восстанавливаться в условиях бездорожья, поэтому мы сидели с детьми сколько того требовало время.

Если к этому прибавить местные гастрономические чудеса - омуль, оленину, грибы и ягоды, то люди жили на БАМе, можно сказать, шикарно. Плюс европейское снабжение одеждой и обувью. В столовых - выпекаемый на дровах хрустящий хлеб и обязательно блюдца с чесноком - от всякой заразы.

Володя работал в шахте, строил самый длинный Северомуйский тоннель, на специальных машинах с прицепами вывозил породу. Был бы жив он сейчас, рассказал бы больше о своей работе.

 

Нина СЕРЕБРЯКОВА (слева) работала маркшейдером в тоннельном отряде №19 в пос. Северомуйск.

- Сразу поясню, что это за профессия. Маркшейдеры опускаются под землю перед началом строительства новых железнодорожных веток, шахт, бункеров, чтобы учесть все возможные источники опасности во время работ, а после – при эксплуатации сооружений. Попросту говоря, я работала горным инженером – специалистом, знающим недра земли не хуже, чем содержимое собственного гардероба.

По образованию я техник по отделке алмазов, получила профессию в Смоленске. Поэтому, когда приехали с сестрой Галиной на БАМ по комсомольской путевке, переучивать долго меня не пришлось. Мы прокладывали Байкальский тоннель 6, 7 км через горы в тайге, чтобы сократить железнодорожный путь. Тянули с востока и с запада одновременно, чтобы соединить магистраль строго в намеченной точке.

Моей задачей являлась организация строительства тоннеля с учетом правил технической эксплуатации и положений по сохранению природных ресурсов и окружающей среды. Прежде чем начать строительство шахты, мы, маркшейдеры, знакомились с проектными чертежами, намечали план работы и знакомили с ним бригаду подчиненных нам рабочих. Производили разбивку проектных осей в подземном сооружении, рассечку и установку первых прорезных колец, укладывали колеи в тоннеле, участвовали в монтаже щита (вертикального колодца, от которого и начинается строительство тоннеля), геодезических работах по укладке железнодорожного пути в тоннелях. В процессе строительства мы наблюдали за деформацией сооружений и вели геодезический контроль за ходом строительства, соблюдением геометрических параметров проекта и т. д.

Работа Нины протекала в специфических, порой экстремальных условиях. Однажды шахту прорвало, в буквальном смысле слова, её стало затапливать водой, которая прибывала очень быстро, в первую очередь спасали рабочих, вывозили на вагонетках из штольни, слава Богу, всё обошлось, никто не пострадал. Проведение подземных работ требует соблюдения строгого технологического режима, а также выполнения правил техники безопасности. В каком-то звене произошёл сбой и…

В этот день молодая девушка проверила себя на внимательность, отличную выдержку и самодисциплину, умение организовать людей и осуществлять контроль за их деятельностью и эвакуацией.

Нина Сергеевна Серебрякова награждена медалью «За строительство Байкало-Амурской Магистрали», которую бережно хранит в шкатулке, а когда достаёт её, душу окутывают приятные воспоминания. Эта медаль была самой почетной и престижной!

БАМ - был не просто комсомольской стройкой, здесь был настоящий интернационал. Сюда ехали люди со всего Союза. Жили все дружно, вместе отмечали праздники, собираясь за одним столом.

Здесь девушка повстречала любовь. Григорий с Украины и Нина с Поволжья сыграли комсомольскую свадьбу в обыкновенной рабочей столовой. А расписываться они ездили в сельский совет пос. Кунерма на бронетранспортёре. Ну чем не романтика! Это сейчас молодожены стремятся отметить торжество как можно пышнее. Дорогие платья, рестораны, лимузины. На БАМе такую свадьбу просто не поняли бы. Но вот в душевности тем застольям уж точно не откажешь: гуляли всем поселком от мала до велика! Традиция ездить по памятным местам на БАМе тоже не срабатывала: суровые строители и их прекрасные невесты в белых красивых платьях предпочитали обычное фото на природе или на подножке Магируса – большегрузной машины. Это было популярным.

 

Михаил ГОРБАЧЁВ (верхний ряд, крайний слева) работал машинистом на станции Хани.

- Станция Тайшет. Здесь начинается БАМ. И уходит дорога на север. Я работал в Якутии. БАМ в то время хорошо снабжался и в промышленном, и в продовольственном плане. Всё-таки стройка века, такой проект! Зарплата доходила до 600, а то и более, рублей, в то время как средняя зарплата по стране составляла 150.

Мой друг по техникуму Виктор Чадаев из Камешкира первым направился «за рублём» на БАМ. К слову, он и по сей день не вернулся на большую землю. А мы с женой без Беково себя нигде не представляли. В начале 80 - х я был уже женат, росла дочка, жили на съёмных квартирах, не хватало денег. И вот однажды к Новому году Виктор прислал нам посылку. Когда мы её открыли, в прямом смысле слова, были ошарашены: там была настоящая тушёнка, сгущённое молоко, рыба дорогая и тому подобное. Мы никогда такого изобилия вкуснятины не видели. Собственно, это меня и подвигло тронуться в путь.

Виктор помог устроиться на работу машинистом, поселил меня на первое время без семьи в вагончике. Как водится в любом коллективе, мужики намекнули «проставиться». Я зашёл в магазин и у меня, честно говоря, глаза округлились от выбора спиртного и цены на него. Бери, что хочешь, если сравнивать с сегодняшним выбором горячительных напитков на полках магазинов, так однозначно было в то время там. Я даже вышел с пустыми руками, потому как стало не по себе из-за того, что увидел.

А обувь продавалась в магазинах чешская, одежда качественная и красивая – из-под ручки посмотреть. Ковры в каждой семье, и не по одному. К концу 80-х на БАМе уже были большие магазины, бани, прекрасные столовые, спортзалы, клубы. Досуг был интересным. Мы были молодые, и было нам всё по плечу. Отработав 12 часов, мы могли спокойно усесться вокруг костра и петь песни, или в клуб сходить - артисты и вокально-инструментальные ансамбли приезжали часто просто порыбачить с друзьями.

Только вот вагончики обогревались «паровозами» - автономными батареями с электротенами, ну и печки-буржуйки никто не отменял. Из-за погодных условий всегда наготове были котелок и тренога. Через некоторое время я переселился в барак – мы их называли сборно-щелевые, потому что были видны щели. Были и тараканы. Работали с раннего утра и до позднего вечера. Зимой холод, мороз до 50 градусов, летом жара и мошка. Но мы не унывали, молодость брала своё.

В этот таёжный непроходимый край я перетянул двух братьев своих. Младшего Сергея провожали из пос. Хани в армию, здесь же его и встречали с армии всем посёлком.

Когда я получил квартиру со всеми удобствами, ко мне приехали жена и дочка. Римма поначалу работала нормировщицей, а потом телефонисткой. Дочка окончила 3 класса, когда в начале 90-х началась в стране разруха, и мы в 1992 году вернулись в Беково. На БАМе, простите, «ловить», уже было нечего. Заработанные чеки на большой земле обналичили с трудом, одно время их «заморозили», в Москве практически жил полгода, чтобы получить компенсацию, по очереди был 800-й какой-то. В начале 1991 года смогли по чеку купить машину - «шестёрку», а денежные средства, которые заработали, уже не имели смысла, к тому времени произошёл дефолт. А в 1998 году, когда получили компенсацию на оставшиеся чеки в столице, купили «четвёрку».

Одно время БАМ называли «дорогой в никуда», посчитали его нерентабельным, а сегодня там продолжают строить большие города, заводы, на БАМе вновь кипит жизнь.. БАМ - это не только насыпи, рельсы, шпалы и мостовые переходы, это – работа, друзья, свадьбы, семья. Это созданная нами инфраструктура новых станций, строительство поселков и городов, формирование бытовых и культурных условий для жизни людей не только на короткий срок, но и на перспективу. Это наша биография.

 

Последние новости